ЭКО: не всем хватит жизни, чтобы расплатиться

общение на тему планирования беременности, зачатия
Аватара пользователя
Марина55
Местная Ути-пушка
Сообщения: 437
Зарегистрирован: 12 янв 2014, 19:05
Награды: 2
:
Темооткрыватель Люблю кошек
Благодарил (а): 1 раз
Поблагодарили: 27 раз

ЭКО: не всем хватит жизни, чтобы расплатиться

Сообщение Марина55 » 04 дек 2017, 21:29

Какие последствия для женского здоровья может иметь ЭКО и почемуу нас нет статистики его последствий, рассказывает акушер-гинеколог

Клиники, практикующие ЭКО в «борьбе с бесплодием», готовы говорить о нем только хорошее, форумы женщин, соприкоснувшихся с проблемой, не так однозначны. Последствия экстракорпорального оплодотворения рассматривает врач акушер-гинеколог, кандидат медицинских наук Татьяна Строкова:

«Врач вынужден действовать вслепую»
— В чем основные риски метода ЭКО для женского здоровья?

— Я не делаю ЭКО, но в своей практике часто сталкиваюсь с женщинами, которые прошли через ЭКО, и знакома со множеством негативных последствий.

Метод ЭКО предполагает мощную гормонотерапию с целью появления как можно большего количества яйцеклеток. Это чревато гиперстимуляцией яичников. Рассчитать дозу, адекватную именно для этой пациентки, порой бывает трудно, поскольку каждая женщина имеет свой индекс здоровья, особенности гормонального фона и, что самое главное – свой конечный запас фолликулов.

Знать достоверно, каков этот запас, мы не можем, поэтому врач порой вынужден двигаться вслепую, экспериментируя в каждом конкретном случае. Вплоть до того, что одна и та же доза гормона у кого-то позволит созреть пяти яйцеклеткам, а у кого-то появится сразу 20.

Порой и гормонов поступает много, а в результате ни одной подходящей для оплодотворения яйцеклетки получить не удается. Начинается повторная стимуляция, и нарушается уже вся репродуктивная система.

Частый результат гиперстимуляции – кисты яичников, миомы. Обычно они рассасываются сами, как только установится гормональный фон. Но для этого надо сделать перерыв, дать организму отдохнуть хотя бы несколько месяцев. Не все пациенты к этому готовы: ЭКО — своего рода гонка, работа на результат любой ценой.

При ЭКО (экстракорпоральном оплодотворении) – у женщины берут несколько (крайне редко – одну) яйцеклетку, и «в пробирке» оплодотворяют сперматозоидами. Когда эмбрионы достигают определенного размера (обычно на это уходит от трех до пяти дней) – их подсаживают в полость матки. «Запасные» эмбрионы подвергаются консервации. Теоретически есть шанс подсадить их в следующую беременность, практически же этой возможностью пользуются крайне редко.
— Что происходит с репродуктивной системой, когда ее активно начинают «кормить» гормонами?

— Самое страшное, что может произойти – это ранний климакс, и женщина уже не сможет быть матерью, если у нее еще нет детей и с ЭКО тоже не получается. Это становится настоящим ударом.

Нередки случаи, когда после нескольких попыток ЭКО, при наличии суперовуляций, оказывается, что женщина попросту исчерпала весь запас фолликулов, ее яичники истощены. И это не в 40 или 50 лет, когда менопауза наступает естественным образом – это в 30 с небольшим, когда, казалось бы, еще все впереди.
Иногда случается и так, что организм, познавший на себе, что такое гиперстимуляция, продолжает затем и в естественном цикле вырабатывать не одну, а несколько яйцеклеток, расходуя свои запасы в два, три, пять раз быстрее.
Я в своей практике видела таких девушек. Ей 32, а фолликулярный аппарат как у женщины в 45 лет. В случае, если до попыток ЭКО имел место бесконтрольный прием оральных контрацептивов, риск такого исхода многократно возрастает.
— Женщина может сама понять, что у нее такие серьезные нарушения?
— Увидеть «транжирство» яйцеклеток и поставить диагноз «гипофункция яичников» может только врач на УЗИ. Восполнить потери бывает уже невозможно. Есть препараты, которые могут немного замедлить процесс, как правило, это травы, гомеопатия. Но в случае, если ранний климакс уже наступил, пациентке показана только заместительная гормонотерапия, которая сгладит неприятные симптомы, но фертильность, увы, не вернет.

В основном применяют два типа протокола ЭКО: длинный и короткий. При длинном протоколе ЭКО женщина получает стимулирующие овуляцию гормоны в большем количестве и более длительный срок, и именно этот вид ЭКО считается более «надежным», но и более трудным для организма.
Самые частые жалобы
— Можно ли говорить о каких-то закономерностях в проблемах со здоровьем у пациенток после ЭКО? На что чаще всего они жалуются?
— Если попыток ЭКО было несколько, возможно развитие миом. Как правило, миоматозные узлы начинают формироваться, если в анамнезе есть несколько попыток ЭКО, в среднем более трех, по моему опыту. Это также один из побочных эффектов воздействия гормонов. Увы, порой подобные новобразования мешают наступлению или сохранению беременности, поскольку не дают плоду закрепиться.
У меня была такая пациентка: она сделала 4 попытки ЭКО, перед пятой у нее образовался субмукозный узел в полости матки (доброкачественная опухоль – прим. Ред.). Это стало последней каплей — она в тот момент для себя решила, что не будет больше ничего делать, потому что здоровья уже не хватало на следующие попытки.
Знаю, что многие жалуются на набор веса, тошноту, скачки настроения. Все это тоже результат гормональной терапии. Кроме того, как и при любой медицинской манипуляции, могут быть осложнения. Например, при заборе яйцеклеток наблюдают кровотечения.
Но многие последствия ЭКО непредсказуемы. Человеческий организм – не компьютер, и предугадать, как он поведет себя, не всегда под силу даже опытному врачу.
Порой вылезают совершенно невероятные на первый взгляд вещи.

Например, одна оз моих пациенток после шести попыток ЭКО стала слепнуть.
У нее диагностировали дисгормональную ретинопатию и она была вынуждена прекратить эксперименты с собственным здоровьем. На то, чтобы восстановить зрение, ушло два года, а женское здоровье мы приводили в порядок пять лет.
— Кажется, что это мелочи, и тем не менее среди «экошниц» я встречала много жалоб на такие симптомы, как сухость кожи, выпадение волос, набор веса, и другие «косметические» проблемы, которые очень снижают качество именно женской жизни. Почему так происходит?
— Все, что вы упоминаете – это как раз симптомы климакса. Таковы последствия тех самых суперовуляций, которые расходуют запасы фолликулов в яичниках женщины и фактически двигают ее вперед к старости. В каких-то случаях удается справиться с этими последствиями и вернуть себе былую привлекательность, а в каких-то последствия необратимы, поскольку нарушился обмен веществ и изменилось естественное продуцирование женских гормонов.
— Вредит ли ЭКО мужчинам?
— Если только психологически, потому что стресс, переживания, ожидания и несбывшиеся надежды переживает не только женщина, но и ее супруг. А вот все физические «прелести» ЭКО достаются женщинам.
Связь ЭКО и онкологии не доказана
— Есть мнение, что через 10 примерно лет после ЭКО возрастает риск онкологических заболеваний, преимущественно женских. Так ли это?
— Нет, эта зависимость пока не доказана. Я сталкивалась с мнением, которое озвучивают на некоторых форумах, посвященных ЭКО, что, дескать, родить-то вы родите, а вот воспитать вряд ли успеете, потому что просто не доживете до совершеннолетия ребенка. На мой взгляд, это скорее страшилки некомпетентных людей, чем медицинский факт.
Да, случаи такие есть, но мы не можем с уверенностью говорить о том, что именно ЭКО стало причиной онкозаболевания, тем более что эти два события так сильно разнесены во времени. Мы не можем достоверно знать все о том, что происходило с женщиной за эти 10 и более лет: как она питалась, сколько пребывала на солнце, испытывала ли стрессы, кормила ли грудью и так далее.
— Но можно ли сказать, что какие-то органы после ЭКО страдают чаще всего?
— Прежде всего – щитовидная железа. При бесплодии – ведь без этого диагноза к ЭКО и не прибегают, она и так, как правило, бывает в группе риска. Работа щитовидной железы тесно связана с работой репродуктивной системы, и если есть нарушения, то они часто бывают и там, и там.
В случае получения ударной дозы гормонов в протоколе ЭКО сбои в работе щитовидной железы неизбежны. Могут появится узлы, развиться тяжелая форма диффузного зоба.
Другая зона риска – печень. Когда в организм поступают все новые и новые дозы лекарств, она неизбежно страдает.
В моей практике была женщина, которой после пяти попыток ЭКО ставили диагноз «биллиарный цирроз печени». К счастью, благодаря грамотному гепатологу он был со временем снят, но от желания стать матерью та пациентка была вынуждена отказаться: «Боюсь за свое здоровье».
Также может нарушаться работа желудочно-кишечного тракта. Чаще всего из-за обилия лекарственных средств нарушается обмен веществ. Здесь мы снова возвращаемся к вопросу о гиперстимуляции и ее вреде для здоровья.
Гиперстимуляция заставляет работать на повышенных оборотах весь организм.
А что бывает с нами, когда мы очень сильно напрягаемся ради какого-то очень важного рывка? Правильно, рано или поздно наступает истощение и усталость. Так и со здоровьем.
— Существует ли сводная статистика по негативным последствиям ЭКО? Изучают ее в нашей стране?

— К сожалению, собрать развернутый катамнез по данной проблеме невозможно, и вот почему. Сейчас у нас множество клиник, которые делают ЭКО, как государственных, так и частных. По большей части это бизнес, не считая ЭКО по квоте, которое можно сделать только один раз. ЭКО – это всегда работа на краткосрочный результат в виде двух полосок.
Число ЭКО-детей у нас составляет около 1,5% . Точными данными по вопросам ЭКО статистика не располагает.
Как только факт беременности подтверждается анализом, она признается состоявшейся и исчезает риск преждевременного прерывания (примерно в 12 недель), пациентка, как правило, покидает клинику и идет наблюдать беременность либо по месту жительства, либо к какому-то врачу по рекомендации. Поэтому узнавать, что происходит с женщинами после заветного теста, врачи имеют возможность далеко не везде, да и не стремятся к этому.
Наблюдать эти беременности выпадает шанс мне и моим коллегам – простым акушерам-гинекологам «на местах», поэтому мы больше осведомлены о последствиях.
Видим мы и тех женщин, которым зачать с помощью ЭКО не удалось.
— Вероятность проблем как-то коррелирует с возрастом потенциальной беременной? Ведь чаще всего к ЭКО прибегают уже после 30 лет.
— Безусловно, здоровее с возрастом мы не становимся. Конечно, кто-то в 40 лет бодр и свеж, а кто-то уже в 25 с букетом проблем. Но если есть изначально тяжелые заболевания, очевидно, что с возрастом и ЭКО, и последующая беременность будут переноситься тяжело, потому что организм накапливает проблемы. Одно дело родить в 40, а другое – родить в 30.
И я бы добавила: нельзя добиваться беременности «любой ценой». Ведь может оказаться, что вам просто нечем будет «расплачиваться».
Часто женщин не останавливают ни проблемы со здоровьем, которые они уже у себя наблюдают, ни туманность прогнозов. Порой они бесконтрольно меняют клиники, предпринимают все новые и новые попытки.
У одной моей пациентки в анамнезе было 15 (!) протоколов ЭКО. В конце концов она все же родила ребенка с тяжелейшей формой ДЦП.
Другая женщина предпринимала попытки, начиная с 42 до 50 лет, и ее смог остановить только возраст.
Как правило, такие пациентки не слышат никого, и должно случиться экстраординарное, чтобы они признали реальной опасность для их жизни, и сами приняли решение отказаться от ЭКО.
Цена вопроса
При проведении короткого и длинного протоколов ЭКО яйцеклетки забирают «с запасом», чтобы получить «запасные» эмбрионы. Позже подсаженных запасных редуцируют (уничтожают), неподсаженных — замораживают.
Проконтролировать точное количество яйцеклеток, созревающих после стимуляции, «заказать» их как в магазине, невозможно. Можно попросить врача не забирать из организма, допустим, все 20 клеток. Но никто не даст гарантию, что из полученных 10-ти все оплодотворятся. Либо, наоборот, оплодотворятся сразу 10 яйцеклеток, но родить десятерых – невозможно. Таким образом,
ЭКО – это эксперимент на людях. Цена эксперимента — человеческая жизнь.
В случае же, когда речь идет о заборе и последующем оплодотворении лишь одной яйцеклетки (при естественном ЭКО), вероятность успеха крайне мала.
Если при стандартном протоколе ЭКО, когда оплодотворяются несколько яйцеклеток, шансы на беременность составляют в среднем 30%, то при манипуляции с одной снижаются до 20% и менее.
Поэтому подход большинства клиник ЭКО – работа на результат за счет оплодотворения как можно большего числа яйцеклеток.
Так появляется проблема «лишних эмбрионов». Два или три «подсаживают» в полость матки. Потом даже прижившихся и вполне здоровых редуцируют, чтобы маме было легче носить не двойную или тройню, а только одного малыша. Врачи боятся многоплодных беременностей – их трудно наблюдать, роды наступают быстрее, дети часто рождаются маловесные и требуют особого ухода.
Редукция – по сути, убийство эмбринов – происходит с помощью тонкой иглы, которую вводят будущему ребенку в сердце, и оно перестает биться.
Затем эмбрион рассасывается в матке, но случается, что редукция провоцирует выкидыш, и погибают другие дети, которых пациентка хотела оставить.
Вот почему Церковь не признает метод ЭКО допустимым: согласно соборному мнению Церкви по этому вопросу, высказанному в Социальной концепции, все оплодотворенные эмбрионы должны быть рождены, поскольку все они – уже люди с душой.
Судьба «снежинок» и «криошек»
Оплодотворенные, но не подскаженные эмбрионы отправляют на криохранение.
Их могут использовать в случае, если беременность по каким-то причинам сорвется на раннем сроке. Могут подсадить позже, если этого захотят родители, планирующие еще иметь детей. За хранение замороженных эмбрионов надо платить. Сумма небольшая – порядка 500-1000 рублей в месяц, оплатить можно на несколько лет вперед.
Когда финансовые поступления от родителей по каким-то причинам прекращаются, клиника оказывается в двусмысленном положении:
уничтожить нерожденных детей врачи не имеют права, а родители часто просто «забывают» своих «снежинок» (такой термин принят на Западе) или «криошек», как ласково называют их у нас, без присмотра.
Согласно неофициальной статистике, только 50% пар возвращаются за своими будущими детьми.
Что происходит за закрытыми дверями барокамер, мало кому известно. Теоретически существует возможность безвозмездного донорства таких эмбрионов для пар, которые сами не имеют возможности для зачатия, но на практике и с точки зрения законодательства этот вопрос не урегулирован.
Клиника не может реализовывать такое донорство без согласия родителей, кроме того, нужно сделать массу генетических анализов, чтобы чужой, по сути, ребенок, прижился в теле приемной мамы. Другой вариант, который предлагают клиники – передать эмбрионы «для научных опытов».
Большинство женщин, особенно тех, кто все же стал матерями, уже не могут решиться на уничтожение, но, размышляя о повторной попытке, сомневаются, что замороженные эмбрионы будут «свежее», чем те, которые можно получить от новой стимуляции и более позднего оплодотворения.
«Ребенку почти 3 года. 2 раза заходила в клинику, чтоб утилизировать, но даже произнести эти слова не смогла. Не могу и все. Оплачиваю за хранение 6 000 в год и не жалею.
Никто не знает, что будет завтра. Это мои дети и моей душе спокойно так, значит пусть будет так», — пишет одна из участниц таких дискуссий на форуме про ЭКО. Интересно, что она, не задумываясь, называет его «ребенком», а своих замороженных эмбрионов — «детьми».
Совет, который звучит там чаще всего: постоянно откладывать решение об уничтожении собственных детей, авось ситуация решится сама собой.
«Естественное ЭКО»
Именно ЭКО естественного цикла было самым первым в мире реализованном ЭКО, происшедшим в Великобритании в 1978 году. Именно «естественное ЭКО» считают самым гуманным и щадящим здоровье женщины.
Суть метода в том, чтобы на фоне обычного цикла, без стимуляции или с минимальной гормональной поддержкой забрать у женщины только одну (в редких случаях – две, если они самостоятельно созрели) яйцеклетку, оплодотворить in vitro и затем, вновь при поддержке гормонов, перенести эмбрион в матку.
Здесь есть свои медицинские риски. Беременность может не наступить с первой попытки, поскольку качество яйцеклетки не всегда соответствует медицинским требованиям, либо зачатие в пробирке по тем или иным причинам не происходит. Врачам бывает сложнее отследить овуляцию – она приходит сама, а не под контролем лекарственных препаратов, и ее надо постоянно мониторить на УЗИ. Если овуляция произойдет слишком рано, цикл будет «провальным», зачатие не удастся. Кроме того, существует риск созревания пустого фолликула, в котором не будет яйцеклетки.
В протоколе «естественного ЭКО» не возникает необходимости производить редукцию и хранить «лишние» эмбрионы. Однако это не делает метод этически оправданным с христианской точки зрения. Поскольку его эффективность в целом ниже, чем у ЭКО со стимуляцией, порой требуется несколько попыток, чтобы добиться успеха.
Значит, невозможно исключить гибель уже возникшего эмбриона — как до, так и после подсаживания в матку.
В этом случае гибель эмбриона не может считаться «естественной», поскольку у процедуры, повлекшей смерть, был свой заказчик.
Права эмбрионов разных стран
В разных странах закон по-разному регламентирует защиту прав еще нерожденного ребенка.
Так, в США говорить о праве эмбриона на жизнь можно лишь после того, как он закрепился в матке и проявляет признаки жизнеспособности. Поэтому в местной судебной практике существуют случаи, когда один из родителей настаивал после развода на уничтожении уже сформированных и находящихся на криохранении эмбрионов, чтобы избежать их последующего рождения и как следствие – необходимости выплачивать алименты.В Германии действует принцип: жизнь человека начинается с момента оплодотворения. Поэтому закон защищает права еще не рожденных детей с момента их зачатия. Здесь категорически запрещено проводить предимплантанционную подготовку («селекцию») ЭКО-эмбрионов, редукцию без согласия родителей и опыты на эмбрионах. Запрещено и суррогатное материнство.В Италии запрещена донация эмбрионов на научные исследования, даже если родители сами проявляют такую инициативу, не приветствуется длительная криоконсервация.В связи с реформой Кодекса законов о здравоохранении во Франции в январе 2000 г. было провозглашено, что жизнь человеческого существа должна охраняться с момента первых признаков ее проявления – то есть первичного деления клеток после оплодотворения.
Великобритания постепенно движется к тому, чтобы дать эмбрионам все больше прав и гарантировать еще не рожденным детям само право на жизнь.
В Ирландии законодательство в этом отношении еще строже, оно говорит о том что «любая оплодотворенная яйцеклетка должна быть использована для нормальной имплантации и не должна быть намеренно уничтожена».
В Австралии действует принцип, согласно которому эмбрион обладает правом подать иск о возмещении вреда, причиненного ему по неосторожности в период его внутриутробного развития.
И, наконец, Россия. В России не урегулированы не только права эмбрионов, но и права детей, рожденных раньше срока. Дети, появляющиеся на свет раньше 28 недель беременности с весом менее килограмма, официально в документах называются «поздними выкидышами». На них невозможно получить документы, пока не будет установлена их жизнеспособность, их невозможно похоронить в случае гибели – тела утилизируют как биоотходы.
Недавно была произведена попытка внести коррективы в часть 2 статьи 17 главы 2 Конституции в формулировке: «Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому с момента первого сердцебиения» (в настоящее время «от рождения»). Поправка одобрена не была.



  • Родителям

Вернуться в «Планирование беременности»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость

Войти через социальную сеть

Быстрая регистрация и авторизация через социальную сеть ®

Вход

Имя пользователя: Пароль: